14.05.2021 / Пятница/ 10:50
Д л я   т е х ,   к т о   з а н я т   д е л о м   !
Поиск
Кандидаты 30.07.2020 8921

Сергей Черечень: Эти выборы мы проиграли неправильным распределением сил

Автор: Сергей САЦУК

Кандидат в президенты Сергей Черечень считает, что эти выборы демократическая оппозиция уже проиграла, если не произойдет чуда и на улицы не выйдут 200-300 тыс. человек. Но несмотря на это, уступать и сдаваться политик не собирается.

Сергей Черечень: Эти выборы мы проиграли неправильным распределением сил

- До выборов осталось очень мало времени, как настроение на финишной прямой?

- Настроение хорошее, те поставленные задачи, которые мы изначально планировали, в полной мере выполнены и сейчас перед нами стоит основная красная линия - 9 августа. Понятно, что ситуация сейчас непредсказуемая. У нас сейчас, как мы видим, электоральная поддержка в районе 7-10%. В данной ситуации, с учетом того, что сейчас Светлана Тихановская достаточно большую аудиторию на себя взяла, я считаю, это очень неплохо. Но это опять же социология. Мы попытаемся провести экзит-поллы, но ситуацию будем смотреть по ходу пьесы.

- Как идут переговоры с Тихоновской и с ее объединенным штабом?

- В очередной раз сегодня (28.07.2020 – прим. Ред.) мы ждали подтверждения встречи и в очередной раз информации по общему собранию штабов у нас нет.

- Зачем вам нужно объединение, ведь у вас разные цели: Тихановская борется за новые выборы, а вы реально хотите стать президентом?

- Любые демократические силы должны иметь определенное взаимодействие. Только так можно слаженно работать. Это не значит, что объединенные силы будут работать только на Тихановскую или только на Черечня. Это значит, что какие-то определенные действия мы будем согласовывать. Например, чтобы не пересекаться по каким-то мероприятиям в одних точках – это тоже важно.

Та аудитория, которая приходит на встречи к Светлане Тихановской, готова взаимодействовать в офлайн режиме. Это во многом активная протестная аудитория. С большего та аудитория, с которой работаю я, сидит в кабинетах. Она не готова приходить на офлайн-мероприятия, но они отслеживают повестку, отслеживают информационные ленты и делают определенные выводы. У нас основная задача - оттянуть голоса не у друг друга, а у Александра Григорьевича, чтобы при нормальном подсчете, если он вдруг получится, у действующего президента было не 51% плюс, а 49% минус. Это самая главная задача.

- Почему тогда по этой задаче не пробовали провести переговоры и с Анной Канопацкой?

- Не пробовали и даже не будем пробовать. Слишком специфическая женщина.

- Почему?

- Я по-другому при всем желании не могу сказать. То ее поведение, которое мы наблюдаем последний год, оно неприемлемо для политика. Мы все-таки сейчас в политическом процессе, и тут неприемлемо шутить, подкалывать, иронизировать. Это не поведение политика.

- Вы для себя просчитывали возможные сценарии того, как будут развиваться события 9 августа и какое в них будет ваше место?

- Сейчас на повестке стоит вопрос площади. Не важно будут кандидаты и их штабы призывать идти на площадь или нет – это не имеет значения. Люди все равно соберутся. Причем, соберется достаточно много людей – от 30 до 50 тысяч человек. Мы неоднократно с многими политиками общались по этому вопросу, но так и не смогли спрогнозировать, как будут развиваться события далее. Любую площадь, если ее кто-то организовывает, нужно структурировать. Должны быть руководители, должны быть люди, которые будут охранять периметр, координаторы. Это большое количество профессиональных людей, которых нужно готовить. Сейчас у нас в стране такого коллектива нет. Люди, которые готовы выйти на площадь есть, а вот людей, которые готовы и могут все это организовать – нет. Для площади нужно много людей, много денег и нужна серьезна подготовка, в Беларуси нет сейчас таких сил.

- Но если люди все же соберутся, неужели никто из нынешних политиков не способен взять на себя роль лидера?

- Я уже сказал, что для этого нужны люди, например, те же профессиональные бойцы для охраны периметра. Вот приедет пару бутиков, откуда выйдут люди в штатском с арматурой в руках и проломят протестующим головы. Как этому противостоять? Не думаю, что какая-то из действующих структур что-то в этом плане сможет сделать. Нет, подготовки, нет поддержки. Все, что мы сейчас верстаем, все возможные сценарии, мы верстаем на коленках. Если выборы пройдут как обычно, и будет фальсификация, то силовым методом мы сейчас не готовы победить власть. Только если на улицы выйдут 200-300 тысяч человек, которые заполнят улицы и вынудят первого сесть в самолет и улететь. А если соберутся 30-50 тысяч человек – это ни к чему не приведет. Это не критическая масса, а организовать их, чтобы это вылилось в нечто большее, в Беларуси некому. Ведь власть, в отличие от оппозиции, очень хорошо подготовилась.

- Хорошо, вот выйдут на улицы 30-50 тысяч человек, которые ничего не решат. Вы в этой ситуации просто будете сидеть дома и наблюдать?

- Мы будет работать с международными площадками. Мы пообщаемся со всеми и выскажем свою точку зрению по сложившейся ситуации. Но я лично и моя команда – мы не сможем ничего больше сделать. Мы будем нацеливаться на пост-работу.

- Что это значит?

- Мы уже заявили, что на базе общественного объединения «Республиканская дипломатия», сразу после выборов мы начнем формировать бизнес-ассоциацию, которая будет заниматься вопросами бизнес-сообщества и лоббировать вопросы построения бизнеса. Действующая сейчас в Беларуси система для развития частной инициативы и инвестиций – она практически никакая. Я считаю, что молодой бизнес, который подрос и который готов к переменам, он нас поддержит.

- В Беларуси мало бизнес-ассоциаций?

- Они не работают. Да, они работают, они выполняют свой функционал, но время идет и бизнес-ассоциации тоже стареют и не пользуются популярностью. Например, мое поколение, мое окружение не состоит в этих бизнес-ассоциациях. Тут есть определенный разрыв понимания, как между отцами и детьми. Мы в каких-то ключевых моментах более активные и более наглые. Я лично не вижу эффективности работы тех бизнес-ассоциаций, которые есть сейчас. Бизнес-климат в стране не меняется. Мы в этом видим главную задачу. С учетом того, что мы еще работаем в политическом поле, мы можем фактически двойным ударом пробить ту стену, которая сейчас существует.

- Вы уже понимаете, что проиграете выборы и готовитесь к поствыборному периоду?

- В любом случае, победим мы или нет, у нас должна быть стратегия дальнейших действий. При победе у нас есть программа, по которой мы и будем работать. Если выборы состоятся в том формате, который запланировала власть, то у нас тоже есть варианты развития событий. Ведь развитие бизнес-среды влечет за собой и развитие социальной сферы, а мы тут очень сильно отстали от европейских стран. В любом случае, нынешние выборы – это хорошая подготовка, один из этапов к выборам 2025 года. Я считаю, что проба получилась очень удачная и я тут благодарен своей команде.

- Существующие бизнес-ассоциации довольно активно участвуют в заседаниях общественно-консультативных советов, в разработке нормативных актов. Но главная проблема в том, что власть их слушает, даже соглашается, но потом все равно делает все по-своему? Как вы планируете решать эту проблему?

- Мы это понимаем, и мы это видим. Существующие бизнес-ассоциации не выносят проблемы на общественное обсуждение. Они находятся в определенном вакууме. У них есть определенное взаимопонимание с некоторыми ветвями власти, и они очень спокойно пытаются лоббировать свою повестку. Мы это будем делать более агрессивно, для чего будем использовать и политические силы, которые имеют возможность не только просить, но и требовать, проводить акции в поддержку тех или иных изменений в законодательстве, более активно взаимодействовать со СМИ. Если не вызывать в обществе необходимый резонанс, то ситуация в стране меняться не будет.

- Как показывает история белорусских выборов, все кандидаты, как только заканчивается кампания, уходят в небытие. А вы тут собрались бизнес-ассоциацию создавать, Канопацкая – партию, это означает, что после выборов все только начинается?

- Ну, партия – это вообще… У нас бизнес-ассоциация будет создаваться на базе общественного объединения, которое уже существует. Это не что-то эфемерное, а реальная действующая структура. Сделать в нашей стране партию и потом сказать, что я оппозиционный политик – это будет очень странно. С 2000-х годов в Беларуси ни одной партии зарегистрировано не было. Прошло 20 лет, но ни одна организация так и не смогла ничего зарегистрировать. А тут госпожа Канопацкая пожелала и сделала? Наверное, это будет очень странно. Причем, у меня вопрос возникнет конкретный по этому поводу. Я тоже когда-то думал о создании партии, но все крутили у виска и говорили, что в Беларуси это невозможно. Легче космодром построить и запустить ракету в космос, чем сделать партийную структуру у нас в стране.

- Вам не обидно, что Лукашенко Цепкало хряком назвал, Бабарико вором и мошенником, а вас никак не коснулся? Ведь со стороны это выглядит так, будто он не боится конкуренции с вашей стороны.

- (Смеется) В данной ситуации я не могу сказать, что у меня есть какие-то претензии к Александру Григорьевичу. Мы идем ровно, мы не появились в мае, мы идем к своей цели уже много лет. Нас уже где-то видели, где-то слышали, есть определенная позиция по нам, что мы ровные ребята и не поддаемся на провокации, что мы идем стратегически правильно и принимаем взвешенные решения. Ничего страшного, что Александр Григорьевич пока не боится конкуренции с моей стороны. Москва тоже не сразу строилась. Когда мы идем на президентскую кампанию, мы должны трезво оценивать свои силы, насколько мы можем идти на открытую конфронтацию с действующим президентом. Чтобы это делать, нужна очень сильна международная поддержка, огромные деньги, большая профессиональная команда. Пока не будет этих трех составляющих, победить авторитарный режим невозможно. И если ты понимаешь, что у тебя есть какая-то недоработка хоть по одному из направлений, идти на конфронтацию – это чистое самоубийство. И я прекрасно понимаю, что вот к этой президентской кампании по некоторым аспектам готов, а по некоторым не очень. И мне гораздо важнее сохранить сейчас команду и сделать сильный рывок в текущую пятилетку, чтобы к выборам 2025 года подойти в полной амуниции, чем просто сейчас слиться. Потому что если мы сейчас сливаемся, то мы больше никогда не восстановимся. Вот Цепкало и Бабарико не были готовы, и они уже не восстановятся. Я прекрасно понимаю и разделяю их желание изменить нашу страну, но когда ты ввязываешься в жесткую войну с человеком, у которого миллиарды долларов и стотысячное войско, ты должен прекрасно понимать, какие будут последствия.

- Ваш прогноз на 9 августа, кому сколько нарисуют?

- У Александра Григорьевича должно быть 70-75%. Я думаю, что 83% не должны нарисовать, так как это будет уже перебор. А вот 72% или 73% - это та цифра, которая есть у людей в головах и даже возможно у Лидии Михайловны. Это та цифра, которую как-то можно будет объяснить, сказать, что действительно есть эти 20%, которые приходили на акции, писали в Фэйсбук.

Если Светлана Тихановская дойдет, она должна быть второй. У нее должно быть порядка 12%.

Мне, надеюсь, отдадут мои 7-10%, как нас и поддерживает общество.

- Получается, чтобы вы войдете в тройку, а у Канопацкой и Дмитриева будут минимальные показатели?

- Я считаю, что у Канопацкой шансов нет вообще. Все с улыбкой смотрят на то, что она делает и голосовать за нее вряд ли кто будет. Понимаете, у нас есть целевая аудитория, а у Канопацкой ее нет. Всю ее аудиторию забрала Светлана Тихановская, как и целевую аудиторию Дмитриева.

- Российские политтехнологи говорят, что в Беларуси смена власти возможна только если соберется на улицах критическая масса – те самые 200-300 тысяч человек - после чего правящая элита просто вынуждена будет искать ему замену. Как вы считаете, вы можете стать такой заменой?

- Уверен, что могу, но не на этих выборах. Эти выборы были сломаны неправильным перераспределением сил. Когда Светлана Тихановская оттянула на себя достаточно большую часть электората, а правящая элита никогда не обратит на нее взор, вот в этот момент мы проиграли выборы. И сейчас уже ничего не сделаешь. Эффект толпы не переломишь: разговаривать бессмысленно, убеждать тоже, остается только ждать.

- Как вы считаете, вариант с новыми выборами, которые продвигает Тихановская, может сработать?

- Новые выборы можно назначить, если Светлана победит, если парламент ее поддержит и назначит новые выборы. Если нет, то нужно будет распускать парламент. Все это затянется, как минимум, на год. И в течение этого года мы будем в полной изоляции. Ни один инвестор к нам не придет, ни одна страна не даст нам денег. Все уйдут в наблюдательное состояние. Мы и сейчас живем плохо, а за этот год нас вообще не будет. Наша экономика с ее госсектором просто ляжет.

- Получается, что у объединенных штабов изначально неправильная стратегия?

- Да, ошибка в том, что нет реального кандидата, нет лидера. А если нет лидера, то получается хаос и анархия.


Новости по теме «Кандидаты»